АФИША КЛУБЫ ДЖАЗМЕНЫ МУЗЫКА НОВОСТИ СТИЛИ АЛЬБОМЫ ФОТО
Легенды джаза Российские джазмены Зарубежные Группы, оркестры
Все

Сергей Хутас "Время делает необратимым все, к чему оно прикасается"

Контрабасист Сергей Хутас презентовал свой второй альбом «Time», выпущенный на лейбле Hutas Music в 2018 году. Сергей – автор и исполнитель всех композиций, которые собраны на диске. Вместе с ним в записи принимали участие такие известные джазовые (и не только!) музыканты как Алекс Сипягин, Макс Шибин и даже Андрей Макаревич, выступивший в неожиданном амплуа чтеца и автора философской прозы.

Сергей Хутас известен широкой публике как участник популярных музыкальных проектов, в их числе - «Оркестр креольского танго» Андрея Макаревича, незабываемый дуэт «Визбор V.S. Хутас», трио джазового пианиста Евгения Борца.

- Расскажите, пожалуйста, про  свой дебютный альбом «Moscow… Sky», который вышел в 2012 году.

- К моменту записи первого диска у меня накопилось много авторских композиций, созданных для разных музыкальных проектов. На этом альбоме, записанном на лейбле ArtBeatMusic, звучит рояль Евгения Борца, на ударных – Сергей Остроумов и в одной из композиций Дмитрий Севастьянов. Вокал – Диана Поленова и Макс Костер. Также в создании «Moscow… Sky» принимали участие Леонид Шупик и Петр Талалай. Запись тогда получилась довольно спонтанная, все-таки первый для меня опыт, и я еще не очень понимал, как оно все должно происходить. Но я искренне, без пафоса, считаю, что в этом и есть моя основная миссия – быть проводником этих звуков, доносить и отдавать их людям.

- В каких значимых, ярких музыкальных проектах Вы участвовали в последнее время?

- Я очень рад, что жизнь складывается так, что я играю только в очень интересных проектах. Мне всегда везет на творческие союзы. Вот например, Андрей Макаревич, с которым я выступаю уже много лет в различных его группах, начиная с «Креольского танго» до сегодняшнего «U5». Или  вспомним дуэт с Варей Визбор, который успешно просуществовал практически семь лет. Что касается моих сольных концертов, они происходят нечасто, потому что их достаточно тяжело организовывать – психологически, и в силу занятости, плотного рабочего графика. Но 27 июня все сложности удалось преодолеть и в JAM Club Андрея Макаревича состоялся большой сольный концерт, посвященный презентации нового диска «Time», «Время» (Hutas Music, 2018). На нем выступили все, кто принимал участие в записи – даже трубач Алекс Сипягин прилетел из Штатов.

- Кто еще работал с Вами над созданием этого альбома?

- Итак, перечислим всех. Александр Сипягин – труба, Евгений Борец – рояль, Павел Скорняков – саксофон, Максим Шибин – гитара, Саша Машин – барабаны, Андрей Макаревич – слова (альбом завершает небольшой устный фрагмент с его рассуждениями о времени, Андрей читает текст своим магическим голосом) и Диана Поленова – вокал. Ее голос также появляется в последней композиции, которая так и называется «Time».

Фото Юлии Кулинчик

- А как появилось название нового альбома, почему именно «Время»?

- Я последнее время все чаще задумываюсь о течение времени, простите за такую тавтологию. Чем старше я становлюсь, тем оно быстрее уходит от меня. Вот еще недавно была зима, а уже лето в разгаре. И это рождает печаль и размышления – эта скорость, ритм, неизбежность изменений. Причем, это ощущение времени у всех совершенно разное, даже у музыкантов, которые вот здесь и сейчас вышли играть на одну сцену. И мне это интересно. Я смотрю на своего ребенка и пытаюсь понять – а как она сейчас ощущает время, в каком темпе для нее проходит жизнь. Из этих размышлений и возникли названия нескольких композиций на диске – «Time», «Right Feelings. Wrong Time» «Timeless».

- Как Вы можете охарактеризовать стиль, в котором создаете свои композиции? Едва ли их можно отнести к мейнстриму…

- Да, это совершенно точно не традиционный джаз. Они ближе к направлению европейского джазового лейбла ECM Records ("музыка чистого пространства", как определил его создатель Манфред Айхер). Музыка созерцательная, абстрактная, которая меня вводит в определенное медитативное состояние, из которого не хочется возвращаться.

- Почему был в свое время в качестве основного музыкального амплуа выбран именно джаз?

- Так сложилась жизнь. Хотя вначале я вообще-то сначала мечтал петь популярную музыку, потом играл на валторне и был далек от своего сегодняшнего образа джазмена, басиста, композитора.

Когда я приехал учиться в музыкальное училище в городе Набережные Челны, встретил своего первого джазового педагога, Александра Колигера, известного человека в мире музыки. Он быстро меня втянул на свою джазовую орбиту и мне очень понравилась такая жизнь.

У Колигера в Челнах был клуб «Модус», где проводились международные джазовые фестивали. В самые непростые, перестроечные 90-е. К нему постоянно приезжали артисты, звезды джаза. И мне стало интересно, я увлекся этой музыкой. Тогда к нам приезжал практически полностью первый состав «Аллегро» - Левиновский, Бутман, Двоскин, Виктор Епанешников, тромбонист Слава Назаров. Для меня это был просто культурный шок, я и не подозревал, что можно ТАК играть, так исполнять. А потом, кода приехали вдвоем Игорь Бутман и Слава Назаров, мы с нашим местным трио к ним присоединились. И вдруг Игорь Бутман сказал – приезжай в Москву. Я заволновался, собрался и… приехал. Так что моя первая работа в столице была именно с ним, в модном клубе «Инфант» в ЦМТ на Краснопресненской.

- Вы с самого начала собирались стать басистом или были и другие инструменты?

- Сначала была бас-гитара – еще в детском ансамбле я играл на бас-гитаре и на трубе. Потом поступил в Душанбе в музыкальное училище по классу валторны, доучился до третьего курса, понял, что не мое и… перевелся на первый курс по классу контрабаса в Набережные Челны. Я поступил на «классику»,  так что получал образование как академический музыкант, даже ездил на конкурсы со своей академической программой и не безуспешно. Но в какой-то момент понял, что классика не совсем для меня и душа больше лежит к джазу.

- А кто из современных контрабасистов кажется Вам наиболее интересным?

- Из тех, кто сейчас выступает, это, прежде всего, Christian Lee McBride, наверное, он самый интересный и «топовый» на мировой джазовой сцене. Его игра уникальна, она сразу цепляет. Мне очень нравятся Dave Holland , Larry Grenadier, Avishai Cohen… Если говорить о старых мастерах, то идеалом для меня всегда был и остается американский контрабасист Ray Brown, я его много слушал, много снимал его композиции. Рэя Брауна открыл для меня мой педагог в Гнесинском Анатолий Васильевич Соболев. Кстати, этот легендарный американский басист приезжал в свое время в Москву и я даже попал на его концерт!

- А чем-то отличаются музыканты-контрабасисты от всех прочих?

- Раньше я думал, что на контрабасе должны играть только очень фактурные музыканты, с отличными физическими данными. А сейчас я вижу на сцене немало хрупких девушек, которые отлично владеют инструментом. Так что не только в силе дело. Когда ко мне приходят заниматься ученики, я говорю им, что самое главное – это ритм и звук. Все остальное можно добрать. Это не выученная истина, а выстраданная, понятая за многие годы тайна музицирования!


Оставьте свой отзыв

Клубы, в которых выступает Сергей Хутас "Время делает необратимым все, к чему оно прикасается"



Звёзды джаза