АФИША КЛУБЫ ДЖАЗМЕНЫ МУЗЫКА НОВОСТИ СТИЛИ АЛЬБОМЫ ФОТО
Легенды джаза Российские джазмены Зарубежные Группы, оркестры
Все

Frank McComb. Музыкальная легенда

Фрэнк МакКомб о музыкальной грамотности, современных технологиях, о душе в музыке и судьбоносных встречах с Принсом и Джорджем Бенсоном в интервью Марии Новиковой // Клуб Алексея Козлова

Фото: Андрей Шуклин

Чем и кем вы вдохновлялись когда начинали карьеру? Что оказало влияние на формирование вас как музыканта и менялись ли эти влияния с течением времени?

Я постоянно слушаю разную музыку. Всё началось с соула, госпела и R&B, в 80-е я ударился в рок-музыку, но не зацикливался только на роке, продолжая слушать разные жанры.Видите ли, моя мама, тётя, бабушка и прабабушка - все они пели. У моей бабушки было 7 детей. Пятеро из них пели, две девочки играли на пианино. одна из них — Лиз МакКомб, - впоследствии стала известной госпел-певицей. Дома постоянно играла музыка. Куда бы я ни пришел - к бабушке или к себе домой - везде была музыка.

Но для меня все изменилось в 80-е. До этого у всей музыки, что я слушал, был душа — соул, госпел, R&B, кантри, рок - везде была душа. А когда пришли 80-е, музыка стала более синтетической. Потом настали 90-е, за ними — новое тысячелетие — чем взрослее я становился, тем менее душевной становилась музыка. И теперь я с трудом нахожу хорошую соул-музыку, я не чувствую душой то, что. слышу сегодня. Я даже написал песню «We’re Gonna Be On Our Own», что означает, «Когда уйдут все легенды». Есть современная хорошая музыка, но и она не проникает в меня, не трогает, так как в детстве. Например, в госпеле часто злоупотребляют вокалом, пытаясь перепеть друг друга, в музыке мало дисциплины, каждый думает о себе, а не о музыке.

Во времена Джеймса Кливленда [James Cleveland], Чарли Сизера [Charlie Cesar], даже Донни Хэтуэя [Donny Hathaway] и Ареты Франклин [Aretha Franklin], когда они пели, ты чувствовал музыку. Сегодня мы слышим сплошные гитарные риффы и запредельное количество вокала. Современный джаз для меня размытый, разбавленный. Я скучаю по временам Оскара Питерсона [Oscar Peterson] и рад, что Херби Хэнкок [Herbie Hankock] все еще с нами. Я скучаю по тому чувству, которое появлялось от прослушивания их альбомов. Джордж Бенсон [George Benson], Джордж Дюк [George Duke] - я вырос на них, а стиль музыки изменился. Среди нас по-прежнему остались хорошие музыканты, но джаз стал более коммерческим. Такое ощущение, будто музыку просеяли сквозь решето, отделив душу.

Вы можете назвать несколько современных исполнителей, в чьей музыке, на ваш взгляд, все таки есть душа?

Я сразу могу назвать двух человек - Пи Джей Мортон [PJ Morton] и Грегори Портер [Gregory Porter]. Пи Джей для меня как младший брат - он всегда был великолепным сонграйтером, музыкантом и хорошим человеком. Мы знакомы давно. Его характер похож на его музыку. Что касается Грегори, я обожаю его голос. Мы с ним не так близко знакомы, встречались лично лишь пару раз, но его музыка и голос очень актуальны.

А из девушек?

Надо подумать. Я обожаю Сай Смит [Sy Smith], она мне близка. Я считаю Сай женской версией Фрэнка МакКомба! (смеётся)

Кто привёл вас в музыку?

Это была моя тётя Лина. Она умерла два года назад. Лина играла на пианино в церкви, а после службы писала блюзовые песни, однажды, я подумал, что это круто писать блюз в церкви. Тогда я сказал ей: «Лина, я хочу, чтобы ты научила меня играть». На дворе был 1983 год, мы вернулись в дом к моей мамы после службы, Лина положила маленькую игрушечную клавиатуру на обеденный стол, и учила меня основам музыкальной грамоты. Она приходила ко мне три воскресенья подряд, мы занималась по часу.

Поэтому я говорю, что у меня было всего три профессиональных урока, остальное я изучил, слушая много пластинок, в том числе пластинки моей мамы - я испортил много её записей (смеётся). Так я увлёкся музыкой в 12 лет, довольно поздно для большинства музыкантов, но для меня это было в самый раз. В то время мы слушали винил, и если нам нравилась какая-то мелодия, конечно, нам хотелось ее сыграть. Поэтому приходилось ставить иглу снова и снова чтобы понять, как ее исполнить. Так я и исцарапал большинство маминых пластинок, но научился играть.

Как новые технологии влияют на музыкантов? Если вам раньше приходилось самому учиться играть, то сейчас в интернете полно видеоуроков.

Мне кажется, технологии облегчают обучение, даже выпускать музыку стало проще. Теперь можно не полагаться на лейблы, на учителей и образовательные учреждения. Если бы не современные технологии, у многих из нас не было бы карьеры. Ведь не каждый может позволить себе поступить в Беркли или Джулиарт. Сейчас все знания в свободном доступе. Но есть и обратная сторона - технологии делают некоторых музыкантов ленивыми. Все зависит от характера человека, и если он ленив, то конечно, он пойдет самым легким путём. Но в целом, технологии - это хорошо.

У вас были контракты с лейблами Motown и Columbia Records. Почему вы разорвали их и начали самостоятельно продвигать себя?

Ну, существует такое противное слово «политика». Политика играла против меня с юности, как в личном отношении, так и в бизнесе. Когда я уехал в Филадельфию и записал там песню, меня заметил Стив Макивер [Steve McKeever]. Так началось моё сотрудничество с лейблом Motown, который вскоре был выкуплен Polygram за огромную сумму. Когда это произошло, о начинающих артистах, вроде меня, у которых еще не был выпущен альбом, быстро забыли. Благодаря Джерилу Басби [Jheryl Busby] и Стиву Макиверу, они позволили мне уйти вместо того, чтобы застрять там вместе со всеми, что заморозило бы мою карьеру. Поэтому я ушёл с лейбла.

Затем я попал в группу Брэнфорда Марселиса [Branford Marsalis] Buckshot LeFonque. У Брэдфорда был контракт на Columbia Records и у него там были контакты и влияние. В то время я написал две или три песни для нашего второго альбома, одна из них стала суперхитом - песня Another Day — это помогло заключить контракт с Columbia. Перед тем, как подписать со мной договор, они устроили мне прослушивание, после которого сказали, что я крутой, и конечно же они меня берут под своё крыло, бла бла бла... В итоге, они подписали контракт с кем-то другим. У меня есть подозрение, что это была Алиша Киз, со временем она от них ушла на JRecords.

В общем, я продолжал ездить в туры с Брэдфордом и, в итоге, использовал его влияние, чтобы меня взяли в отделджаза, потому что подразделению R’n’B я был не интересен. В 1998 году мы записали потрясающий альбом под названием «Love Stories». И этот альбом лежал на полке весь год, потому что внутри лейбла была война - они не знали, что делать с чуваком, который играет так же хорошо, как и поет. Брэнфорд кричал на менеджмент лейбла: «Отправьте его в тур с группой, как любого другого джазового исполнителя! Не смотрите на него, как на эдакого урбан-рэп чувака!». Но они не слушали. Они сказали, что выпустят альбом, и если он продастся, только тогда они вложат деньги в его продвижение.

Если ты — рекорд-лейбл, который выпустил альбом, и ты не занимаешься его продвижением, то не рассчитывай, что он пробьется сам по себе. Я постоянно говорю это в прессе - это все равно что женщине родить ребёнка и не растить его. Ты не можешь сказать ребенку, чтобы он сам себя растил. Но именно это они и сделали с нашим альбомом — выпустили его и не вложились в его продвижение. «Я рожу этого ребёнка, и если он выживет до 13 лет, я вложусь в него!» (смеется) Опять, же политика лейбла! Так что да, у меня были контракты с Motown, Columbia - и ни один из них не был про музыку. Они были про бизнес и деньги. Поэтому в 2000 году я ушел с Columbia после того, как выпустил «Love Stories».

Но существуют еще и независимые лейблы. Тот же самый чувак, что продюсировал мой альбом на Motown в 1995 году, сохранил оригинальные записи моего альбома 95 года, конвертировал его на CD и продавал за моей спиной в Британии по 25 фунтов, что тогда соответствовало 50$ США. При этом, записи были просто были скопированы с компьютера - без микса, без мастеринга - он продавал их как CD-R. Это было время, когда интернет становился популярным, Ebay начал пробиваться на рынке. Когда я приехал в Великобританию на фестиваль, люди подходили ко мне за автографами с этими копиями альбома.

Я был удивлён: Motown - крупный афроамериканский лейбл, Columbia - крупный белый лейбл, а независимый лейбл - я даже упоминать не буду, чтобы не пиарить. Я попробовал работать с разными лейблами, но ничего не вышло. Тогда я понял, что не сделаю себе карьеру гоняясь за лейблами. Если ОН смог продавать мою музыку без моего разрешения, то я точно смогу выпускать и продавать свою музыку с собственного разрешения. Если он может у меня воровать, то и я у себя могу воровать. Как вам такой расклад? (смеется). Я записал 12 новых песен на CD в моей студии, и назвал его «Frank McComb. Straight From The Vault».

У меня был концерт в Кливленде, моем родном городе, где я рассказал о том что случилось и заявил, что теперь я буду независимым артистом. В тот же вечер я продал все диски, на заработанные деньги сделал еще больше дисков, а деньги с концерта потратил на семью. Именно так я начал свою независимую карьеру - в 2004 году.

А как вы встретились с Принсом [Prince]?

Я начал работать с Принсом в 2005 году. Я играл со своим трио в Беверли-хиллс и однажды наш басист, который также играл у Шейлы И., сказал мне: «Little purple guy ищет куда бы сходить сегодня, поэтому я пригласил его к нам». Я ответил, что если он говорит «маленький и фиолетовый» в одном предложении, он точно имеет в виду Принса. Действительно, Принс заявился в тот вечер, мы потусовались, поговорили о музыке. Я только-только стал независимым артистом, когда начал работать с ним, именно он мне сказал: «Если собираешься быть независимым, иди до конца». На моей кепке лого FM [показывает на кепку] - Принс сказал, что мне нужно брендировать свое имя. Я долго не знал как это осуществить, прошло несколько лет прежде чем я сел за стол с ручкой и бумагой, и рисовал логотип, наверное, сотни раз, пока у меня не получилось. И теперь каждый раз, как люди видят эту кепку, они знают — это Фрэнк МакКомб.

А что с музыкальной точки зрения? Вы писали музыку вместе с Принсом?

О да, мы много ходили с ним на вечеринки! Когда я говорю «вечеринки», я имею в виду в музыкальном смысле. Я тусовался с Принсомв годы, когда он уже остепенился и мы играли на многих домашних вечеринках. NAACP [американская премия, созданная и вручаемая Национальной ассоциацией содействия прогрессу цветного населения за достижения в сферах кино, телевидения, театра, музыки и литературы - прим. ред.] Грэмми, Оскар - Принс всегда устраивал вечеринки после вручения этих премий. И поверьте мне, он устраивал САМЫЕ лучшие тусовки на свете! Лучшая еда, лучшая музыка… все хотели на них попасть. Я встретил там много знаменитостей - Джек Блэк [Jack Black], Алиша Киз [Alicia Keys], Джил Скотт [Jill Scott], Джейми Фокс [Jamie Foxx], Мэтью Макконахи [Matthew McConaughey], Риз Уизерспун [Reese Witherspoon]. Джони Митчелл [Joni Mitchell], Херби Хэнкок, Стиви Уандер [Stevie Wonder] - все мы были там.

Вы джемили вместе?

Да, конечно! На самом деле, хаус-бэнд был моей группой. И Принс обычно играл с нами так, будто он был её членом. Это было очень круто - прямо у него дома! На самом деле, мы никогда не играли оригинальную музыку, но у нас всегда была креативная составляющая.

Вы были такой своеобразной звездной кавер джем-группой?

Да, именно так - звездной кавер-группой (смеется)! И мы очень круто проводили время. И Принс, я не знаю, почему так получилось, может это была божья воля, но он мне доверял, когда мы играли вживую. Думаю, потому что я относился к нему как к обычному человеку. Если мне что-то не нравилось - я говорил ему об этом. Если нравилось - тоже говорил. Принс был таким человеком, что если ты к нему подлизывался - он бы сожрал тебя живьем. Если ты фанат - это одно дело, но когда дело касалось работы - он не давал продыху. Если ты с ним разговаривал наравне - он тебя уважал. Он бы излил всю свою душу, если бы мог.

Я помню один разговор с ним во время вечеринки. Я играл всю ночь и ушел со сцены отдохнуть, кто-то занял мое место за клавишами, кажется, Херби [Хэнкок]. Мы говорили о музыке, о прошлом, и я спросил его «раз мы разговариваем на тему хитов и их создания, каким был твой самый первый хит?», а я всегда думал, что им был «Do me baby», но, на самом деле, его первым хитом был «Soft and wet» (напевает).

Принс сказал мне, что раньше ненавидел RnB и только постепенно смог полюбить его. Он был настоящим рокером. Он хотел играть рок. И я скажу вам, я видел, как он сидел и играл на гитаре когда мы вместе репетировали, под конец мы оба чуть ли не рыдали - настолько все выкладывались. Я помню, как он дал мне совет: «Играй на репетициях так, будто играешь на концерте. Потому что ты зарабатываешь себе на хлеб музыкой, это твоя страсть». Он сказал: «Играй с грувом до тех пор, пока он не заставит тебя рыдать». Когда работаешь над грувом на басу, барабанах, неважно на чем, пытаясь создать это чувство, продолжай играть, пока у тебя слёзы на глаза не навернутся - тогда ты поймешь, что вот он - тот самый грув.»

Вы, получается, очень много времени провели вместе. Расскажите самую веселую историю с вечеринки.

Когда он не пустил Ашера [Usher] на вечеринку (смеется). Дело в том, что если Принс прислал тебе приглашение, это не означало, что тебя пропустят. Я и моя жена стояли прямо за ним - нас пропустили, а вот Ашер фейс-контроль не прошел и мы прошли прямо мимо Ашера. Это было очень смешно.

В одном из своих интервью вы сказали, что Джордж Бенсон был вашим учителем.

Джордж Бенсон был мне как дядя. Я встретил Джорджа, когда мне было 17 лет. Женщина по имени Чарм помогала мне строить карьеру, одновременно с она была его представителем в Кливленде. Когда он приезжал в город, она работала на него. Так вот, он играл в Колумбии, Огайо, а я жил в Кливленде, между двумя городами полтора часа езды. Чарм достала мне билеты, и мы с другом поехали на его концерт. С этого дня мы были хорошими друзьями. Он сказал, что когда он вернется в Кливленд, мы обязательно встретимся. Конечно же, он приехал.

Он позвонил мне на домашний телефон - я в то время жил у мамы дома - и когда моя мама подняла трубку, он не сказал, кто он, просто попросил позвать меня. Он сказал «Эй, привет, Фрэнк, это Джордж, Джей Би! Я приезжаю в Кливленд, давай встретимся». Когда я сказал маме, что это Джордж Бенсон, она мне не поверила. Так же как и с Принсом - никто мне не поверил.

И вот, он приезжает с концертом и хочет потусоваться со мной, а я еще совсем молодой и зеленый говорю ему: «Но мистер Бенсон, я отыграл очень мало концертов на этой неделе, поэтому у меня нет много денег с вами тусоваться…» На что он ответил, что все в порядке и он заплатит за меня. «И не называй меня мистер Бенсон, я Джордж!» (смеется).

Я просто сошёл с ума от счастья! Я рассказывал всем музыкантам, с которыми играл, что мне звонил Джордж Бенсон и пригласил с ним потусоваться, и разумеется, мне никто не поверил. Когда Джордж приехал, мы пошли с ним и его друзьями посидеть в каком-то заведении. Я ему сказал: «Джордж, ты знаешь, когда я рассказал всем, что буду с тобой тусить, мне никто не поверил!». Он сказал: «Правда? Ну, не переживай, твое время придет».

Когда ужин закончился и я уже собирался сесть в машину, а Джордж шел к своему лимузину, он крикнул: Фрэнк, погоди! Он дал водителю деньги и отправил его обратно, подошёл к моей машине, открыл дверь и сел. Я смотрю на него - на машину - опять на него. Я спросил у него, что он делает, и он сказал, что мы поедем в каждый бар где тебе не поверили, что мы будем тусить вместе. И мы действительно заехали в каждый клуб в тот вечер! И после того случая арт-директора клубов стали звонить мне и просить, чтобы я у них выступил.

У вас есть совет начинающим музыкантам как найти свой саунд?

Вот в чем дело: ничто не оригинально. Все откуда-то что-то заимствовали. Что действительно нужно сделать, так это найти тех, кто вам нравится больше всего, и начать имитировать, подражать. Изучите то, что они делали в своей музыке. Вы найдете себя если будешь слушать не только их творчество, но и музыку тех, кем они вдохновлялись. А затем откопайте тех кем вдохновлялись те, кто вдохновлял. Кого они слушали? В конце концов, вы найдёте свой саунд, изучая всё их творчество. И как только вы примените свое мышление к тому, что делали они - тогда вы найдёте себя.

Хочу поблагодарить вас, за то, что приехали и не побоялись вируса.

Боже, я избежал столько стихийных бед! Когда я был в Японии в 90-х, там случилось землетрясение спустя пару дней после нашего отъезда, в то время я играл с Филипом Бейли [Philip Bailey] из Earth, Wind & Fire. В 2011 году я снова был в Токио и выбрался оттуда за два дня до цунами. Потом было извержение вулкана в Исландии - мы только закончили тур по Германии, и я гулял с друзьями, пока не возобновили авиасообщение. Поэтому я уже ничего не боюсь. К тому же, я ехал в Россию впервые и собирался приехать любой ценой! Пока двери Kozlov Club открыты и меня здесь ждут - я буду приезжать! Правда, все дальнейшие концерты моего тура отменились и сейчас я вынужден возвращаться домой.

- - - - JAZZMAP.RU выражает огромную признательность Клубу Алексея Козлова за организацию интервью с легендой американской музыки Фрэнком МакКомбом!

___________________________

Американский певец из Кливленда, где его официально признали главным артистом города, Фрэнк не просто феноменальный исполнитель, он потрясающий клавишник, пианист, продюсер, композитор и человек, занимающийся музыкой более половины своей жизни.

"Frank McComb is a divine soul man who speaks with the native tongue of soul, jazz, blues and pop. His virtuoso vocal and piano work has made him not only an indispensable and highly sought after session musician, but a favorite on the soul, jazz and R&B scenes." (с фанстраницы вокалиста)

Петь Фрэнк начал, как и многие музыканты в США, в протестантской церкви, которую посещал с детства с родителями. Полноценное признание публики и популярность к музыканту пришла в 90-е годы, когда он попал на небезызвестный музыкальный лейбл Attlantic Records. Затем состоялся плодотворный тандем с Dj Jazzy Jeff & The Fresh Prince, где Фрэнк выступал в качестве продюсера.

Фрэнк МакКомб

На счету артиста плодотворная работа с такими звездами, как Prince, Stevie Wonder, Chaka Khan, Will Smith, George Duke, Frankie Beverly and Maze, The Roots, Lalah Hathaway и многими другими.

Творчество Фрэнка одновременно представляет собой симбиоз наиболее популярных жанровых направлений в США – R&B, соул, госпел и джаз – и на сегодняшний день он является одним из наиболее уважаемых персон в мире музыки.

Приезд Фрэнка МакКомба в Россию – событие знаковое для всех поклонников его творчества!

Discography wiki


Оставьте свой отзыв



 

Афишаджаза


13:00

Sax Brunch

Купить билеты
JAM Club Андрея Макаревича

14:00

Family Jazz Brunch

Купить билеты
Клуб Алексея Козлова

14:00

Мастер-класс Евгения Лебедева

Свободный вход
Эссе (джаз-клуб)

15:00

Джазовый бранч с Full Moon Jazz Band

Свободный вход
Эссе (джаз-клуб)

18:00

Moscow Ragtime Band. One-Step Upstairs

Купить билеты
Клуб Алексея Козлова

18:00

Концерт Софи Окран

Купить билеты
Ритм Блюз Кафе (Rhythm & Blues)

19:00

Esh

Купить билеты
JAM Club Андрея Макаревича

20:00

Алексей Фетисов. Блюз. Рок-н-ролл.

Купить билеты
JAM Club Андрея Макаревича

20:00

Анна Королёва. Space Love

Купить билеты
Клуб Алексея Козлова

20:00

Лебедев & Енгибарян. Дуэт

Купить билеты
Эссе (джаз-клуб)

20:00

Jazz Voices

Купить билеты
Эссе (джаз-клуб)

20:30

ДиДюЛя (гитара, фьюжн)

Академ Джаз Клуб

20:30

Fantine (вокал/Сша) и Трио Олега Бутмана

Купить билеты
Клуб Игоря Бутмана на Таганке

20:30

Программа Джазовые Трансформации с участием Андрея Макаревича и квартета Евгения Борца

Союз Композиторов

21:00

Saturday Night With Alexandra Chernousova

Купить билеты
Клуб Алексея Козлова

21:00

Леван Ломидзе & Blues Cousins

Купить билеты
Ритм Блюз Кафе (Rhythm & Blues)

Клубы, в которых выступает Frank McComb. Музыкальная легенда



Звёзды джаза