АФИША ФЕСТИВАЛИ КЛУБЫ ДЖАЗМЕНЫ СТИЛИ АЛЬБОМЫ ФОТО БЛОГ
Легенды джаза Российские джазмены Зарубежные Группы, оркестры
Все

Михаил Клягин

Михаил Клягин "Чего бы ты не достиг, если остановишься, ты все это потеряешь"

22 ИЮНЯ - КОНЦЕРТ В КЛУБЕ АЛЕКСЕЯ КОЗЛОВА

Михаил Клягин давно выступает на профессиональной сцене. Работал и записывал альбомы с самыми разными группами и музыкантами: «Машина времени», «Воскресенье», «Лицей», «Кукуруза», «Браво», «СерьГа», «Голубые береты», Niloo, «Братья Карамазовы» (Украина), «Медвежий угол» (Казань), Денис Мажуков, Е.Маргулис, В.Пресняков мл, А.Алексин. С Евгением Маргулисом Михаил сотрудничает уже более 20 лет. Также, Михаил выступает сольно и регулярно участвует в блюзовых и рок'н'рольных джемах и шоу. Кроме того, Михаил записывает и сочиняет музыку к фильмам, сериалам и телешоу. Так, он написал треки для фильмов «На игре» и «Мы из будущего».

Михаил – не только блестящий музыкант, но и опытный преподаватель. С 1995 года он преподает в Московском Колледже Импровизационной Музыки. Большим успехом у любителей гитары пользуются видеоуроки Михаила Клягина.

Вы играете столько разных жанров: и русский рок, и джаз, и блюз, и кантри с буги-вуги. Откуда весь этот джаз?

Вы будете смеяться, из армии. Мое первое образование барабаны, я играл при детском оркестре. Потом переключился на электрогитару, играл в различных металлических коллективах. В армии, естественно, поскольку у меня было образование, меня пригласили играть в оркестр. Там были ребята, которые учились в музучилище. Они сказали мне: «ну что ты металл слушаешь, это всего лишь часть музыки». И отравили меня джазом: запихнули в меня Чик Кориа, Бенсона и других великих артистов. С тех пор я подсел на джаз.

В каком стиле вы чувствуете себя наиболее комфортно?

В разные этапы жизни по-разному. С интересом увлекаюсь каким-то жанром, в какой-то момент понимаю, что достиг чего-то, но не в смысле стал великим, а творчески упёрся. И тогда я перехожу на следующий стиль. Занимался кантри, а потом раз — достал ноты из шкафа и стал играть классику. Иногда в одном соло я специально залезаю в разные стили.

В какой-то момент мне нравилось играть блюз или мануш. Мой друг и коллега Георгий Яшагашвили с которым мы начинали вместе лет 20 назад сказал, что мой стиль называется винегрет. Если я себя не контролирую, я начинаю сыпать в одном соло многостилевые цитаты.

После того, как вы переиграли массу разных жанров какое знание или истина вам открылась?

Только то, что нельзя бронзоветь, музыка – это постоянная и ежедневная работа. Чего бы ты не достиг, если остановишься, ты все это потеряешь. Поэтому работа, работа, работа. Сказать, что я корифей какого-то стиля до сих пор не могу.

Вы очень давно преподаёте гитару в колледже импровизационной музыки, меняется ли портрет вашего студента?

Я обнаружил, что каждые лет пять приходится слегка корректировать программу. Приходит новое поколение, у которого свои герои и те имена, от которых вздрагивали мои студенты лет пять назад, им уже ничего не говорят. Я начинаю искать точки соприкосновения. Они всегда находятся, а потом можно предложить что-то из музыкального достояния. В МКИМе мы прививаем вкус - студенты слушают хорошую музыку. Иначе просто нельзя. Эту музыку не сфальшивить. Или у тебя джаз в пальцах, в голове, или иди играй в ресторан.

У вас есть современные гитарные герои?

Чак Ллойд. Буквально сегодня ехал в машине и переслушивал его альбом. Он фантастический музыкант, у него очень вкусные фразы и интересные аранжировки и, главное, композиторское мышление.

Расскажете про вашу работу в студии театра на Таганке?

Буквально полгода назад мы переехали с театра на Таганке, где просидели 20 лет. Это была студия внутри театра, но мы с ним сотрудничали: я делал очень много музыки для театра, играл в том числе на всевозможных балалайках и ударных.

Отличается ли написание музыки для театра и кино?

Да. В кино сцена длится определенный кусок времени и ты должен туда все уместить: вот в таком-то месте у тебя должен быть такой-то звук, в другом — такой. Еще в кино зачастую нет клика: как-то была сцена, где прыгал актёр, и когда его подошва касалось земли, нужно было начинать играть метал-рифф. И мне просто пришлось учить эту сцену, сколько он летит, с замиранием сердца ждать, что он вступит в сильную долю, потому что музыка уже синхронизирована с кино и движениями актёра. А в театре я работал с очень хорошим продюсером и композитором Ваней Бурляевым. Для театра и, в том числе в нашей студии, записывались мои друзья, которых я приглашал: Евгений Маргулис, Сергей Галанин, ну и далее по списку.

Вы нигде не рассказываете, как познакомились с Евгением Маргулисом. Повлиял ли он на вас творчески?

Это очень просто. Это был 97-й год. У нас был общий барабанщик. Я тогда играл с Георгием Яшагашвили, и наш барабанщик играл в группе Жени. В какой-то момент мы сели записывать альбом моей группы, и на этой же студии записывался Маргулис. А потом им потребовался гитарист, который играет на акустике блюз со слайдом — то, что я на тот момент очень хорошо умел делать и поэтому был представлен маэстро. Потом выяснилось, что мы с Женей живём рядом, и ночью, после работы на студии, он меня завозил домой, потому что у меня не было машины. Так и подружились. С тех пор мы работаем вместе.

Женя привозил из Америки кучу разноплановой современной музыки когда здесь мало что было. Он привозил свежие альбомы, получившие Грэмми, поскольку я ещё и аранжировщик, мне важно было слышать как должна звучать блюзовая группа, сохраняющая традиции. Некоторые аккорды, которые звучат в музыке Жени, показал ему я. А он со своим талантом сделал из этого действительно фантастическую песню. Так что влияем друг на друга положительно.

Насколько вы творчески свободны?

Как правило, Женя показывает канву и говорит дальше делать, что хочу. У него часто бывают интересные рисунки и аккорды, соединения и просто нужно это не испортить, а развить. Или, например, он просто показывает: а вот тут у меня такой басовый ход. А дальше вместе строим здание: басовый ход является фундаментом, и дальше до черепицы всю вертикаль выкладываем из гитар, дудок и других инструментов. Так и получается песня.

22 июня в Клубе Алексея Козлова вы будете играть трибьют Чету Эткинсу, он для вас имеет особое значение?

Он один из тех артистов, кто сильно повлиял на меня. Группа Кукуруза в начале девяностых показала мне фингерпикинг и как его играть, спустя какое-то время у меня начало получаться. И какие записи слушать/снимать? Естественно, Эткинса. Со мной будет играть Юрий Мягков — признанный корифей этого стиля. Очень клево, что мы с ним начали сотрудничать на почве этой любви, нам всегда есть, что сыграть и что сказать, он очень интересный музыкант.

Что-то прозвучит из авторской музыки?

Из разных периодов времени. Например, одну инструментальную композицию мы играем на концерте с Евгением Маргулисом. Она называется Шанхай-буги, которую мы исполняем уже почти 10 лет. Что-то придумалось в рамках моей нынешней группы. И одна песня родилась как будто для пианиста Игоря Смирнова с его фантастическим мелодическим чутьем. Лучше него я не представляю, кто бы мог сыграть это соло. Он очень чуткий музыкант и здорово, что он согласился с нами играть. Мы покажем красивую гитарную музыку, различные песни, про которые многие говорили что даже не знали, что они могут прозвучать на гитаре, настолько гитара естественно звучит. Будут наши обработки известных песен и мои песни так, как они играются в этом коллективе. С моим набором музыкантов звучит свежо.

Редакция Jazzmap.ru благодарит Марию Новикову за подготовку интервью!


Оставьте свой отзыв



Клубы, в которых выступает Михаил Клягин



Звёзды джаза