АФИША ФЕСТИВАЛИ КЛУБЫ ДЖАЗМЕНЫ СТИЛИ АЛЬБОМЫ ФОТО БЛОГ
Легенды джаза Российские джазмены Зарубежные Группы, оркестры
Все

Алекс Ростоцкий: "Работа придаёт смысл моей жизни"

Об улыбчивых инопланетянах, электростанции и импровизации с музыкантом и художником Алексом Ростоцким беседует Мария Нoвиковa.

________________

За четверть века вы объездили почти весь мир, записали 30 альбомов, стали художником и аниматором. Только ли путешествия дают вам идеи для творчества?

Нет, конечно. Большинство идей рождаются дома в двух маленьких комнатах, отведённых под мастерские. Одна заставлена инструментами и компьютерами, другая, совсем крохотная, забита холстами и красками. Я просто работаю, меня не надо ничем мотивировать. А если случается путешествие или встреча с уникальным человеком, то, вдохновлённый тем, что меня поразило, работаю в четыре раза больше. Работа придаёт смысл моей жизни, я нахожу в ней всё: счастье и отчаяние, радость и грусть и какие-то необъяснимые вещи.

Откуда такая безграничная любовь к разным культурам?

Это  глобальная тема для меня. В конце 80-х в Москву на Дни индийской культуры приехала группа выдающегося скрипача Лакшминараяна Субраманиама, в которой играли индийские и американские музыканты. К выступлениям группы в Москве присоединился джазовый ансамбль «Аллегро» под управлением Николая Левиновского, и на несколько концертов и запись альбома был приглашен и я.

Мы репетировали новую для меня, совершенно незнакомую мне музыку, которая ошеломила, и я моментально включился в процесс, эмоционально переживая каждую пьесу, осваивая сложные размеры и запоминая запутанные формы. После концертов в Москве и Риге мы записали альбом «Время должно измениться» на студии фирмы «Мелодия». Я узнал, что существует другая импровизационная музыка и что она строится по другим законам, я понял, что мир многоцветный и что этот мир мне близок. В составе Л. Субраманиама я встретил одаренных, улыбчивых, расслабленных, смешных «инопланетян», я был ими очарован. Я начал интересоваться не только джазом, но самой разной музыкой, изучать принципы народной импровизации, особенно в африканской традиции, стал легче идти на контакт с музыкантами разных направлений.

Как долго вы погружаетесь в тему, перед тем как создать что-то? Неужели за время одной поездки возможно так глубоко погрузиться в культуру, чтобы выдавать результат на таком высоком уровне?

Разумеется, мои последние проекты - это не результат одной поездки, это большая часть моей жизни, прожитая в раздумье, поиске и работе. Я не отмеряю, сколько лет заниматься той или другой темой, меня затягивает, как в воронку, неизвестно на сколько лет. Важно найти новую тему, новое художественное содержание, новое звучание, не повторять то, что сделал. Вот еврейская тема открылась для меня несколько лет назад и теперь звучит в моей музыке и в моих картинах - новый сложный, многослойный, нескончаемый проект, который меня самого иногда удивляет, как, например, то, что восемь работ на тему библейского исхода сложились в 10-метровый полиптих.

Пропуская через себя так много, вы не боитесь потерять себя?

Пропуская через себя так много, обновляешься, обретаешь новое, но не теряешь себя. Мне важно постоянное обновление, чтобы рождать новые идеи. 

Александр Ростоцкий

Фото Владимира Куприянова (предоставлено автором интервью)*

Вы как-то сказали, что вам перестало хватать цвета в музыке поэтому вы стали восполнять этот недостаток живописью и кино. У вас еще электростанция есть...

Электростанция (десять синтезаторов и компьютеры, соединенные по midi и usb) — это, конечно, ироничное название. Я ее создал, чтобы она мне позволила рисовать тембрами и звуками, как цветом. Поэтому, собственно, и занялся аудиовизуальными концертами, выстраивая особую, далекую от джазовых принципов, линию каждого концерта. Пьесы исполняются без перерыва, поддерживаются на большом экране авторской анимацией, создаваемой в реальном времени на компьютере, микропаузы иногда заполняются стихами. Например, в африканской программе я читаю изумительное стихотворение поэта из Бенина:

Черная дочь голубых озер,

легкая, как африканский ветер,

на влажном песке оставляет

следы. …

Я ушел от джазового концерта в его обычном понимании в сторону аудиовизуальных музыкальных спектаклей. Но это очень дорого, я же все делаю сам, спонсоров сейчас у меня нет. 

Что же касается цвета, то я его действительно вижу в музыке, возможно, именно это и подтолкнуло меня к занятиям живописью, и я уже без красок не могу жить. Связь музыки и цвета для меня очевидна, музыка влияет на мою живопись, и живопись - на мою музыку. Я осознаю, что переношу на холст и бумагу чувства, возникшие при исполнении или сочинении музыки, точно также эмоциональное состояние, появившееся при работе над картиной, влияет на создание новой музыки или на ее исполнение. 

Ну а кино, о котором Вы упомянули, возникло из моей живописи: Владимир Куприянов, замечательный фотограф, увлекся моими работами до такой степени, что возгорел страстным желанием сделать и сделал! фильм, используя персонажей и фрагменты моих картин. На фильм у нас ушло пять лет, назвали мы его «Апокриф». С тех пор меня манит анимация, и я делаю шаги в этом направлении. Есть тизер, есть шестиминутный мультфильм, мои друзья и я сотворили их, не будучи мультипликаторами. Работа чрезвычайно интересная, но очень долгая, кропотливая.

Рисунки дополняют музыку или наоборот?

Все вместе, одно дополняет другое. Но музыка важнее. Когда я работаю с аниматорами, я прошу их анимировать картинки в минимальных дозах — для человека испытание два часа внимательно слушать музыку и наблюдать за действием на экране. Здесь отличный от музыки в кино эффект, живая музыка очень эмоциональна, и воспринимать ее и одновременно сложный анимационный ряд непросто, поэтому визуальную часть я, насколько возможно, упрощаю. Но и наоборот, изображение часто помогает при восприятии трудных музыкальных вещей. На концерте очень важна работа художника на компьютере, который, следуя музыкальной теме, создает на глазах зрителей из моих рисунков визуальные композиции. На выступления приходят разные люди: и совсем пожилые, и совсем молодые, фанатики джаза и люди, далекие от него. Мне нужно удовлетворить интерес одних, и других, и третьих. 

Локдаун отменил концерты, но в вашем случае, вероятно, позволил сосредоточиться на живописи? Я знаю, что у вас выставка должна была состоятся…

Выставка должна была быть в апреле прошлого года, она не состоялась. Отменились и немногие концерты. Но для меня, как художника, локдаун ничего не изменил, как работал, так и работаю в изоляции в мастерской. В июле-августе планируется большая выставка в Архангельске, повезу сто работ - такой вот минимум. Надеюсь, состоится. 

композитор художник музыкант - Алекс Ростоцкий

Критик Артем Рондарев говорит, что вся музыкальная критика бесполезна — не важно, какую идею закладывает автор, слушатели, в любом случае, будут воспринимать по-другому. Вы согласны с ним?

Cейчас в России нет музыкальной критики в области джаза. Из-за того что на музыкальное творчество людей не пишутся критические рецензии, у нас расплодилось огромное количество… ну, самодеятельности, что ли. Человек выпускает пластинку, но никто не может позволить себе сделать даже конструктивные замечания. В результате слушаем сэмплы скретчей вместо музыки, какой уж тут поиск смысла и нового пространства. Меня учителя и старшие партнеры ругали нещадно, я закалялся этим. Если я выставляю что-то на всеобщее обозрение, я не жду похвал, но готов к критике. Ни в Америке, ни во Франции, нигде нельзя попросить человека прийти на концерт и сказать ему: «Напиши хорошую рецензию».

А у нас можно?

Ну конечно можно. У нас все замечательные. Джазовое сообщество очень маленькое. Люди боятся ссор, хотят друг друга поддержать. Но я считаю, что здоровая критическая рецензия — это хорошо.

Вы следуете в своём творчестве по какому-то заранее продуманному плану, ваше искусство элемент планирования или это чистой воды импровизация?

Я могу написать план, но никогда его не исполню, потому что посмотрев сегодня на то, что запланировал вчера, я захочу все тут же изменить. С импровизации я начинаю каждое утро, поскольку никогда не знаю, в какой комнате проведу свой день — в живописной или музыкальной.

Редакция JazzMap.ru благодарит Марию Нoвиковy и Клуб Алексея Козлова за подготовку интервью!

____________________________

Алекс Ростоцкий – композитор, басист, аранжировщик, продюсер и основатель Джаз Бас Театра. Ростоцкий любит экспериментировать со стилями  и музыкальными жанрами. Его первые виниловые пластинки расходились невиданными сегодня тиражами в десятки тысяч копий.

Алекс Ростоцкий, гитара, джаз

За четверть века на сцене Алекс успел поездить с гастролями по Европе и Азии, выступая с такими выдающимися  музыкантами как Билл Скит, Рон Аффиф, Лакшминараяна Субраманиам, Пол Болленбек, Билли Кобэм, Боб Брей, Тим Армакост, Тэл Фэрлоу и др. Троекратный лауреат премии Московской Ассоциации джазовых журналистов «Джаз Ухо» в номинации «Лучший джазовый альбом» (1999, 2000, 2004).

Диалог с Мусоргским начался в 1998 году, во время записи Ростоцким диска "Boiled Borscht", выпущенного PopeMusic в США. Новый альбом "Прогулки с Мусоргским" он полностью посвятил знаменитому композитору.


Живопись Александра Ростоцкого


Оставьте свой отзыв




Звёзды джаза