АФИША КЛУБЫ ДЖАЗМЕНЫ МУЗЫКА JAZZ
НОВОСТИ
СТИЛИ АЛЬБОМЫ ФОТО ФЕСТИВАЛИ
Саксофон Вокал Гитара Рояль Тромбон Барабан Контрабас Труба Скрипка Вибрафон

Йоахим Кюн

Йоахима Кюна едва ли можно назвать джазистом-импровизатором, скорее он авангардист. Еще в начале своей карьеры музыкант начал бесстрашно смешивать академическую музыку с джазом. Его необыкновенно виртуозная игра –  результат долгой профессиональной подготовки и большой концертной практики. 

В течение 12 лет, начиная с юного возраста, Кюн учился композиторскому мастерству и игре на фортепиано. Он выступал как классический пианист до 1961 года. А затем начал играть в пражском джазовом квинтете. С 1962 по 1966 годы Йоахим Кюн выступал солистом джазового трио, а в 1964 году начал играть дуэтом со своим старшим братом Рольфом Кюном, искусным кларнетистом.

 

Позднее Йоахим Кюн создал несколько собственных бэндов, в которых играл вместе со скрипачом Жаном-Люком Понти. Его музыка нравилась зрителям,  так что в в 70-х годах к Йоахиму Кюну пришла популярность и  довольно значительный коммерческий успех. Его звезда стала слегка меркнують в 80-е, однако музыкант продолжать вести активную творческую деятельность, играя джазовые произведения со сложными, замысловатыми формами и время от времени выпуская авторские диски. С появлением альбома «Colors: Live From Leipzig» в 1997 году, где пианист выступил в дуете с Орнеттом Коулманом, в Кюне открылось второе дыхание. Оба музыканта были в отличной форме, и альбом получил превосходные отзывы.

Йоахим Кюн: «Я просто фанат своего дела»

Самый выдающийся джазовый пианист Германии недавно отметил свое 70летие. Йоахим Кюн уже давно отказался от джазового фьюжна, бывшего популярным во второй половине прошлого века. Теперь он охотнее экспериментирует с  арабскими ритмами и мотивами. «Эти звуки, какие же они писклявые, резкие и ненастоящие. В них же совсем нет чувств», - вспоминает Йоахим Кюн о конце 70-х, когда он, будучи клавишником, работал с корпорацией Atlantic Records и снискал несомненный коммерческий успех.

«Я был в Billboard чартах, жил в Голливуде и был в этом американском путешествии в течение пяти лет. Однако я не хотел так прожить всю жизнь. Я вовсе не хотел посвящать себя этому джаз-року. Я отлично себе представляю свою дальнейшую жизнь, я полон идей», - продолжает музыкант.

Последние четверть века Кюн прожил на тусовочном молодежном острове Ибица. С террасы музыканту открывается прекрасный вид на море. Если он захочет, то через пару метров окажется на пляже, где сможет прогуляться или искупаться в море.  Как утверждает пианист, он никогда не собирался бросить творческий поиск и, как бы то ни было, будет и дальше работать. «Чем старше я становлюсь, тем больше осознаю, как мало мы знаем. Я изучаю африканские ритмы и арабскую музыку. В жизни всегда узнаешь что-то новое».

Большую часть своего времени музыкант посвящает репетициям. «Репетирую каждый день, как и всегда. Более того, сейчас, в пожилом возрасте, я стал упражняться интенсивнее, чтобы не потерять форму».

Саксофон, как хобби

Раз в неделю, в качестве развлечения, Кюн играет на саксофоне в музыкальном клубе неподалеку от дома. «Это мое хобби. Я пианист, умеющий немного играть и на саксофоне».

В остальное время он - либо за роялем Steinway в своей музыкальной комнате, либо за мольбертом -  совсем недавно Йоахим открыл в себе любовь к рисованию.

В личном плане Кюн предпочитает жизнь индивидуалиста. Он живет один и называет брак тридцатилетней давности своей самой большой ошибкой.

«Я против всего. Я против вечеринок. Я не принадлежу ни к какой религии. У меня нет ни кошек, ни собак, ни детей, ни женщин, которые меня раздражают. Я освободил себя от всего. Я мыслю абсолютно свободно», - говорит он.

Соответственно, Кюн всячески избегает любого рода вторжения в его жизнь. Такое поведение, правда, никогда не упрощало ни его существования, ни отношения с поклонниками. Не удивительно, что он покинул коммунистическую Восточную Германию так скоро, как только смог. Рожденный в Лейпциге музыкант к 1966 году сделал яркую карьеру в Восточной Германии, выпустив немало записей на лейбле звукозаписывающей компании Amiga. Однако не все было в его творческой жизни ровно и замечательно, музыканту приходилось играть танцевальную музыку вкупе с джазовой. И "попсовую" составляющую Йоахим Кюн всегда считал невыносимой ношей.

Приглашение на джазовый конкурс в Вене оказалось отличным шансом для побега. Его брат Рольф, всемирно известный кларнетист, немало помог Йоахим в осуществлении дерзкого плана.

«Мне просто пришлось оттуда сбежать. Джаз – это международная музыка, которая была просто слишком стеснена», - говорит Кюн.

Он не возвращался в свой родной дом вплоть до падения Берлинской стены в 1989 году. На Западе для музыканта открылся новый мир: выступления с саксофонистами Арчи Шеппом,  Орнеттом Коулманом и выпуски альбомов в Нью Йорке...

Далее музыкант вернулся в Европу и обосновался в Париже. Этот город и по сей день остается одним из любимейших для Кюна, а в начале 70-х Париж был буквально эпицентром прогрессивного европейского джаза.

«В 1968 году начался настоящий ад: свободный джаз, переворот в молодежных кругах, протест против общепринятых норм, свободная любовь, свободная музыка, свободная жизнь. Сумасшедшее время», вспоминает пианист. Бескомпромиссная свобода и разрушение всех границ сыграли значительную роль в творчестве Кюна. В то время как многие современные джазисты с трудом овладевали мастерством игры произведений из Великого американского песенника, он, напротив, удалялся от импровизаций по джазовым стандартам.

«Меньше всего я люблю в джазе так называемые стандарты, не принимая всерьез 32 такта. Жизнь в определенных рамках – не по мне», - утверждает Йоахим Кюн. Однако, свободный джаз с отсутствием основной концепции в игре быстро оказался в тупике, как объект эстетики.

После коммерчески успешной, но не вдохновившей в творческом плане работы в жанре джаз-рок, Кюн столкнулся с новой формой музыкального выражения -  во время репетиций с Орнеттом Коулманом. «Система уменьшенных и увеличенных ладов» саксофониста предлагает некую структурность, не подрезая при этом крылья творческого полета.

«Когда я репетировал с Орнеттом в Нью-Йорке в 1999 году, он приходил со своими мелодиями и предлагал мне вместе с ним импровизировать. А затем встретился такой кусок мелодии, под который не подходили никакие мажорно-минорные системы. И тогда я сказал ему, что может, мне стоит попробовать мажорно-минорные лады. И он ответил: «Попробуй! Самое время», - рассказывает Кюн.

И с тех пор пианист использует аккорды в такой системе. И Кюн, и музыканты-сайдмены импровизируют, используя именно этот метод. Даже джазовые фанаты-ветераны были ошеломлены такой переменой взглядов...

«Я просто фанат своего дела. Мне интересны только собственные идеи», - заявляет Йоахим Кюн. В этом отношении он остался верен себе всю жизнь. Своего рода Гудини в мире джаза. Сейчас пианист открыл для себя африканскую музыку и продолжает рушить границы. Его нынешнее трио включает в себя барабаны и синтир, африканскую бас-лютню.

«Мне намного интереснее изучать мир и соединять культуры. Когда музыканты собираются вместе, это прекрасно. Возможно, вы не способны общаться друг с другом, поскольку говорите на разных языках, но играть вместе вы сможете всегда» - таково творческое кредо гениального пианиста Йоахим Кюн!


Оставьте свой отзыв


Клубы, в которых выступает Йоахим Кюн



Звёзды джаза