АФИША КЛУБЫ ДЖАЗМЕНЫ МУЗЫКА JAZZ
НОВОСТИ
СТИЛИ АЛЬБОМЫ ФОТО ФЕСТИВАЛИ
Саксофон Вокал Гитара Рояль Тромбон Барабан Контрабас Труба Скрипка Вибрафон

Ирина Робинсон (Томаева)

Ирина Робинсон (Томаева)  - одна из известнейших российских вокалисток, выступала с ведущими джазовыми коллективами Москвы, знаменитыми американскими джазменами. Много лет преподавала практический курс джазовой импровизации в ГМКЭДИ на Большой Ордынке, в Университете Культуры и Искусства и  РАМ имени Гнесиных. В 2011 году Ирина переехала в США и обосновалась в Нью-Джерси, продолжает заниматься вокалом и преподавательской деятельностью.

Первый вопрос - об основных вехах музыкальной биографии. Музыкальная школа, училище искусств им. В.Гергиева, Гнесинское... Когда, на каком этапе Вы поняли, что джаз - это то, чему стоит посвятить свою жизнь? Что было самым сложным в освоении профессии? Что лично для Вас важнее всего - вокал, педагогика, авторство - музыкальное и книжное?

Самые ранние мои воспоминания, связанные с джазом, относятся к периоду раннего детства, когда мне было лет 6. Наш сосед дядя Витя играл на фортепиано нечто вроде рэгтайма, импровизировал. Уже тогда эта музыка привлекла моё пристальное внимание. Я не знала ни как она называется, ни откуда происходит, но она мне очень нравилась! Дома я пыталась сочинять нечто похожее, но конечно, получалось по-детски наивно и больше напоминало эстраду, и всё же моё первое сочинение содержало синкопы (много синкоп), а им меня тогда никто еще не обучал :)

Далее, во время учёбы во Владикавказском училище искусств имени В.Гергиева, мне довелось слышать одаренных импровизирующих музыкантов. Мне казалось что  «я так никогда не смогу», но уже в тот момент мой неподдельный интерес к этой музыке начал расти, и позже, в Москве, вылился в настоящую любовь, на всю оставшуюся жизнь. Москва дала мне плодородную почву для профессионального роста, подарила встречи с уникальными людьми, каждый из которых внёс неоценимый вклад в моё формирование и становление, как музыканта - сначала классического, а потом и джазового.

Самым сложным для меня было, пожалуй, преодоление барьера собственной неуверенности, а джаз, как известно, любит смелых :) С точки зрения музыки особых сложностей не возникало, поскольку здесь сыграла важную роль природная предрасположенность и солидная академическая база, заложенная с самого детства моими родителями и преподавателями. Родители, кстати говоря, как и некоторые педагоги, были оба против моего увлечения джазом, видя во мне исключительно классического музыканта. Так что мне пришлось преодолевать еще и этот барьер на пути к своей мечте.

Трудно сказать что для меня важнее всего, эти составляющие формируют меня, как целостное существо. Из перечисленных Вами элементов состоит моя творческая деятельность, мое бытие как музыканта и творческой личности, так что это всё равно что  спросить: что для тебе важнее, твоя рука или нога?

Кто из великих музыкантов Вас вдохновлял в начале творческого пути? Как Ваши вкусы и пристрастия менялись со временем? Кого сейчас Вы можете назвать истиным корифеем джаза? Кто, по Вашему, демонстрирует истинный талант и призвание среди молодого поколения?

С самого раннего детства, чуть ли не с рождения, вдохновляли Моцарт, Бах и Гайдн. Папа мой  играл на фортепиано, правда, признавал только классическую музыку. С Моцартом я вообще чувствовала почти родственную связь. Он очень близок мне по духу, такой же жизнерадостный и легкий, какой я была в детстве. Бах вдохновляет меня всю жизнь. Это незыблемо и монументально, а потому вечно. Я уйду, Бах останется. У нас в доме любили классическую музыку, и до сих пор жива коллекция виниловых пластинок, которую мои родители собирали с любовью. Это и оперы, и камерные произведения, и оркестровые, разные певцы, инструменталисты и так далее.

По-настоящему изучать джаз я начала лет в 18, уже приехав в Москву. Джазовых имён слишком много, чтобы их перечислять. Могу только заметить, что учась на факультете хорового дирижирования РАМ имени Гнесиных, в тот период жизни я буквально тоннами поглощала весь доступный материал, связанный с джазовой музыкой. Этому очень поспособствовало то, что жили мы все в ДУУЗИ, студенческом общежитии, и все делились друг с другом информацией. Коллекция аудиокассет и дисков, которую я начала собирать еще в студенческие годы, бережно хранилась мной до недавнего времени, я ни за что на свете не рассталась бы с ней, если бы не переезд в США. В итоге я подарила её Ярославскому Джазовому Центру, зная, что передаю своё бесценное сокровище  в  надёжные  руки.

Что же касается истинного таланта и призвания среди молодого поколения - если Вы имеете в виду российских музыкантов, то я бы отметила Алину Ростоцкую, которая, кстати говоря, является выпускницей моего класса в ГМКЭДИ, также Полину Зизак, котора занималась у меня вокальной джазовой импровизацией. В РАМ имени Гнесиных мне повстречалась Ксения Кохан, которую могу назвать музыкантом с призванием джазмена... В Америке - настоящий самородок Эсперанса Сполдинг. Мне очень понравилась молодая американская вокалистка Laila Smith… На самом деле, одаренных молодых музыкантов гораздо больше, просто формат нашего интервью не позволяет упомянуть  всех. Каждое поколение приносит новых самородков, способных подхватить «джазовый флаг», если можно так выразится, и понести дальше…

Можете ли Вы сформулировать "главную заповедь музыкального педагога"? Существует ли "большой джазовый секрет", которым Вы делились со своими учениками? Кем из Ваших студентов Вы сейчас особенно гордитесь? Самая большая ошибка, которую можно  совершить, обучая музыке.

Главная заповедь музыкального педагога на мой взгляд, точно такая же, как и заповедь врача: НЕ НАВРЕДИ.  В своей педагогической практике все годы я старалась и стараюсь по сей день следовать этой заповеди. В итоге, даже если ученик приходит ненадолго (бывает и так), и может быть я не очень-то успею ему помочь, но при этом могу абсолютно точно гарантировать, что не нанесу ему никакого вреда. Это одна из моих важнейших задач и строгое требование к себе самой. Я в ответе за своих учеников, они мне доверяют. Я не могу подвести их доверие.

Самый «большой джазовый секрет» - это беззаветная любовь к музыке. Вот и весь секрет. Благодаря этому секрету, мне удалось заразить любовью к джазу не один десяток молодых музыкантов. Кем горжусь - опять же, это вышеупомянутая Алина Ростоцкая,  есть в Голландии моя самая первая выпускница Даша Скороходова, есть Маша Суетина, у которой я вела импровизацию, и которая совсем недавно закончила Беркли, есть Саша Каргинова, пианистка и одаренная вокалистка, которая позже проходила обучение у Боба Столоффа, есть также ученики, чьи имена быть может не на слуху, но я всё же ими горжусь, потому что знаю, с чего они начинали, и к чему пришли.

Самая большая ошибка, которую можно совершить, обучая музыке - навязывать ученику своё видение. Пытаться всех и каждого превратить в нечто усреднённое, лишая индивидуальности. Поэтому, видя перед собой яркую индивидуальность, я не стараюсь изо всех сил «учить», а просто присутствую рядом, иногда лишь давая советы, позволяя человеку развиваться, точно так же, как позволяли развиваться мне мои старшие коллеги, признанные мастера джаза. Талантливый человек вырастет сам, ему надо просто не мешать.

Ваша "личная география" - в какой точке на глобусе Вам лучше всего жить? В какие страны Вы любите приезжать ненадолго и почему? Как Вас слушает и принимает публика в разных городах и странах?

Уж не знаю, что именно помогло мне сформировать такую установку - то ли мои многолетние занятия духовными практиками, то ли что-то ещё, но мне хорошо там, где я есть. Я много ездила по городам  всего  постсоветского  пространства.  Конечно,  каждая  аудитория  имеет  свою  энергию,  свою специфику, но в общем и целом, нас всегда принимали хорошо. Своей большой заслугой считаю то, что люди, никогда не слышавшие джаза, или имевшие о нём неправильное представление и какие-то предубеждения, приходя на живые концерты с моим участием, меняли свою точку зрения и становились поклонниками джаза. Это дорогого стоит.

Что касается выступлений в США, то их было не так уж и много. Помню, как робко я выходила на сцену в самый первый раз в клубе в Гарлеме… не зная, чего ожидать. Вокруг - одни американские музыканты и зрители, можно сказать, чужая, заповедная территория… и вдруг какая-то неизвестная дамочка из России собирается им, американцам, петь их американский джаз… ))) На басу мне аккомпанировал музыкант Джорджа Бенсона, Стенли Бэнкс, а на клавишах - лауреат Грэмми, представитель известной в США музыкальной династии, мультиинструменталист и вокалист Дональд Смит. Дрожащим голосом я призналась аудитории, что очень волнуюсь, на что из зала донеслись  одобрительные возгласы, и тогда я спела им (From Russia With Love) стандарт On The Sunny Side Of The Street. Моё соло подхватил какой-то саксофонист, которым, как позже выяснилось, был довольно известный в музыкальных кругах Билл Сакстон. Он тут же пригласил меня в свой клуб Bill’s Place в Гарлеме, в котором я пела еще несколько раз. Потом были джемы в Kitano, Cleopatra’s Needle, Smoke, Tact Theater Studio…Похоже, проверку Нью-Йорком я выдержала, нью-йоркская публика приняла меня довольно благосклонно. Начали поступать предложения о совместных выступлениях от музыкантов. Можно было пойти по этому пути, но я пока сделала паузу, на неопределённое время.

Я всё ещё прохожу процесс интеграции в новую среду. Для тех, кто проходил через подобный период жизни, совершенно ясно, что это как заново учиться ходить, говорить, мыслить и так далее. Всё иначе, всё по-другому. Адаптация к жизни в новой стране порой занимает годы. Поэтому джаз на данный момент времени у меня вышел в интернет-плоскость, и я больше проявляю себя как преподаватель и публицист. Веду совсем недавно созданную группу «Музыкальный Салон ShoobaDooba» на Фейсбуке и одноименный канал на youtube. На канале собраны мои видеоуроки для начинающих вокалистов, а также  интервью и видео-рассказы о российских джазовых музыкантах.

Какие задачи и проекты для Вас сегодня особенно значимы? Планируете ли Вы приезжать в Росиию иногда? Выступать тут? Как складывается Ваша жизнь в США - Ваши радости, сложности, интересные творческие планы

Как я уже упоминала, моей наиболее важной задачей сейчас является полная интеграция в культуру США - страны, ставшей моей новой родиной. И хотя я уже имею американское гражданство, процесс моей адаптации всё ещё продолжается, он ни у кого не проходит легко и быстро, а тем более, у человека, приехавшего сюда в весьма зрелом возрасте. В Москве, например, я пользовалась исключительно метро и такси, а здесь мне пришлось научиться водить автомобиль. И так во многом другом. Тем не менее, всё потихоньку продвигается, и на данный момент времени я состою на гос. службе - работаю на Департамент Образования штата Нью-Джерси, преподаю в американских школах. Также даю уроки вокала и импровизации, в том числе и по скайпу.

В Россию я периодически наведываюсь, и разумеется, планирую выступать с концертами и мастер- классами, если будут поступать интересные предложения.

В последнее время испытываю всё большую потребность в том, чтобы делиться своими знаниями и опытом, что, собственно говоря, и делаю. Хотелось бы, чтобы мои мини-рассказы и воспоминания о замечательных музыкантах, с которыми меня свела судьба в разные годы жизни, в итоге вылились в создание книги, которая, надеюсь, будет интересна молодому поколению.

Своей важнейшей задачей я считаю не только сохранение памяти о замечательных джазменах, с которыми меня свела судьба, но и распространение знания о джазовой музыке как можно шире. Поскольку, как я вынуждена с сожалением констатировать, джаз сегодня переживает не самые лучшие времена. Джазовый сегмент - самый низкооплачиваемый и непопулярный сегодня в музыке. Рэп и электроника медленно, но неуклонно убивают джаз. Чтобы прославиться в сегодняшней музыкальной индустрии, не надо знать ни теорию, ни владеть инструментом, ни даже особым талантом - достаточно просто нажать на кнопку или зачитать тексты определенного содержания под определенный бит. Многотысячные овации и многомиллионные гонорары Вам гарантированы. Мне обидно за джаз, за своих коллег-музыкантов,  многие из которых, являясь истинными мастерами своего дела, заслуживают намного больше признания, чем имеют. Даже здесь, на родине джаза, в США и в частности, в Нью-Йорке, за последние лет 20 закрылось немало джазовых клубов, некоторые из них имели огромное историческое значение, как например Lenox Lounge, в котором, помимо остальных великих джазменов, выступала Билли Холидей. Мне посчастливилось там помузицировать  несколько раз, незадолго до его закрытия. Американские музыканты показали мне угол и столик, за которым сидела Билли Холидей в перерывах между выступлениями… Разумеется,  я посидела за этом столиком! А теперь этого клуба нет… Ценность таких воспоминаний и печаль по поводу изменений, постигших джаз, смогут разделить со мной только те, кто истинно любит эту музыку. Я очень надеюсь и верю в то, что ветер перемен всё же наступит, и на очередном витке спирали вернет джазу былую популярность. Я со своей стороны буду делать для этого всё, что в моих скромных силах.

Редакция www.jazzmap.ru благодарит Ирину Робинсон https://www.facebook.com/ShoobaDooba за интервью!


Американская жизнь Ирины Робинсон (Томаевой)


Оставьте свой отзыв



Звёзды джаза